Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Марченко Анатолий Тихонович



(1938–1986), рабочий, писатель, правозащитник.

Его подпись появилась под декларацией о создании МХГ. Активного участия в деятельности группы не принимал, подписал документ "Оценка влияния Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в части, касающейся прав человека". Вместе с тем, в ответ на нападки советской печати на группу написал "Публичный ответ газете "Известия"" (21 июня 1976), где заявил о своей солидарности с МХГ и подчеркнул свое законное право на участие в группе.

Родился в Сибири в семье железнодорожника. Работал в геологоразведочных экспедициях, на шахтах и нефтепромыслах. В 1958 г. в Карагандинской области во время драки был арестован и в результате судебной ошибки приговорен к 2 годам лишения свободы. Из исправительной колонии бежал, скитался без документов, перебиваясь случайными заработками. 

Осенью 1960 г. пытался бежать из СССР, перейдя советско-иранскую границу, но был задержан. За "измену родине" был приговорен к шести годам лишения свободы. Срок отбывал в мордовских политических лагерях и во Владимирской тюрьме, где знакомится с настоящими политическими заключенными. В заключении тяжело заболел, потерял слух.

Освободился в ноябре 1966 г. Поселился в г. Александрове (Владимирской обл.), работал грузчиком. Лагерное знакомство с писателем Ю. Даниэлем ввело его в круг московской инакомыслящей интеллигенции. В 1967 г. написал книгу о советских политических лагерях и тюрьмах 1960-х гг. "Мои показания". Книга получила широкое распространение в Самиздате, после передачи за рубеж была переведена на большинство европейских языков и стала первым развернутым мемуарным свидетельством о жизни советских политзаключенных в послесталинский период.

В 1968 г. Марченко становится заметным публицистом самиздата. Выступает против политических репрессий в СССР, в защиту демократических преобразований в Чехословакии. 22 июля 1968 г. выступил с открытым письмом, адресованным советским и иностранным газетам, а также радиостанции Би-би-си об угрозе советского вторжения в Чехословакию. Через несколько дней был арестован. По обвинению в нарушении паспортного режима приговорен к одному году заключения. Свое кратковременное пребывание на свободе и жизнь в Ныробском лагере позднее описал в автобиографической книге "Живи как все". 

В лагере против Марченко было начато новое дело по ст.190.1 УК РСФСР (клевета на советский строй среди заключенных). 22 августа 1969 г. осужден к 2 годам лишения свободы в колонии строгого режима. 

В 1971 г. был освобожден, поселился в г. Тарусе (Калужская область), женился на Л. Богораз. Продолжал правозащитную и публицистическую деятельность. С момента выхода на свободу власти принуждали А. Марченко к эмиграции, в случае отказа угрожая новым арестом. 

26 февраля 1975 г. арестован и за "нарушение паспортных правил" приговорен к четырем годам ссылки. Ссылку отбывал в пос. Чуна (Иркутская обл.), вместе с женой и ребенком. Во время этой ссылки Марченко стал членом Московской Хельсинкской группы и подписал обращение в Президиум Верховного Совета СССР с призывом к всеобщей политической амнистии в СССР. В начале 1976 г. вместе с Л. Богораз написал статью "Третье дано", посвященную критике зарубежных политиков, принявших советскую концепцию разрядки. Историю своего нового дела и жестокую процедуру этапирования описал в книге "От Тарусы до Чуны".

По окончании срока ссылки в 1978 году переехал в г. Карабаново (Владимирская обл.), работал кочегаром в котельной. 

17 марта 1981 г. арестован в Москве, перевезен во Владимирскую тюрьму. А. Марченко были инкриминированы тексты, написанные в 1975–1981 гг., в т.ч. и черновики неоконченных статей. В следствии не участвовал, заявив, что считает КПСС и КГБ преступными организациями. Приговорен Владимирским областным судом по ст.70 ч. 2 УК РСФСР к десяти годам лишения свободы в колонии строгого режима с последующей ссылкой на пять лет.

Срок отбывал в пермских политических лагерях. Все время заключения подвергался преследованиям со стороны администрации. В декабре 1984 г. был зверски избит офицерами охраны. В октябре 1985 г. переведен в Чистопольскую тюрьму. Единственно возможной формой сопротивления для А. Марченко оставались голодовки. Последнюю, самую длительную (продолжавшуюся 117 суток) он начал 4 августа 1986 г. Главное требование голодовки — прекращение издевательств над политзаключенными СССР и их освобождение. 28 ноября 1986 г. прекратил голодовку и через 12 дней он скончался. Похоронен на кладбище в г. Чистополе.

В 1988 г. Европейский парламент посмертно наградил А. Марченко премией им. А. Сахарова. С 1989 г. произведения А. Марченко публикуются на родине.

Анатолий Марченко. Мои показания

Ваш вечный арестант. Издание "Такие дела" к выходу трехтомника прозы Анатолия Марченко "Мы здесь живем" (июнь 2018)

К 30-летию гибели Анатолия Марченко в Чистопольской тюрьме (газета Чистопольские известия)

Нетипичный диссидент. Журналист Андрей Лошак о том, почему необходимо помнить имя Анатолия Марченко, человека, которому удалось победить репрессивную систему СССР ценой собственной жизни

Полтора дома. Журналист Станислав Львовский об Анатолии Марченко

Сибиряк на Урале. Памяти Анатолия Марченко. Вячеслав Долинин вспоминает об одновременном с Анатолием Марченко пребывании в Пермской зоне ВС-389/35 в 1984 году, за два года до его гибели

"Он оказался прав". История члена МХГ Анатолия Марченко, который требовал освободить всех политзаключенных в СССР и умер от последствий этой голодовки

 

Анатолий Марченко с женой Ларисой Богораз и сыном Павлом. 1970-е годы

 

Анатолий Марченко с женой Ларисой Богораз. 1979 год

 

 

 

Использованы фото из архива Сахаровского центра


Магомед Муцольгов

МХГ в социальных сетях

  •  
Прекратить дело "Нового величия"!
Остановим пытки в российских тюрьмах! #БезПыток
Отпустите их к мамам. Аня Павликова и Маша Дубовик не должны сидеть в СИЗО
Помогите спасти Олега Сенцова и других политзаключенных! Help to save Oleg Sentsov!
Освободим правозащитника Оюба Титиева #SaveOyub #SaveMemorial
О создании Комитета действий, посвященных памяти Бориса Немцова
Требуем немедленной отставки директора ФСБ России А.В. Бортникова

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2018, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.