Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

МХГ об итогах наблюдения на акции 23 января в Москве

 

Общественные наблюдатели и правозащитники подвели итоги наблюдения на акции "Свободу Навальному" 23 января в Москве и напомнили основные рекомендации о соблюдении конституционных прав граждан при проведении публичных мероприятий в РФ. Мониторинговая группа МХГ продолжит вести наблюдение во время публичного мероприятия 31 января в Москве.

Обобщая результаты общественного мониторинга соблюдения конституционных прав, гражданских свобод и международных норм в сфере свободы собраний во время проведения протестной акции 23 января в Москве, мы фокусируемся на тех моментах, которые непосредственно происходили на глазах у наблюдателей. Для более объективной и всесторонней оценки событий мы призываем коллег-правозащитников, а также представителей гражданских объединений и очевидцев направлять в адрес МХГ информацию, освещающую различные стороны и эпизоды этого протестного выступления.

Отчет подготовлен участниками группы наблюдателей МХГ:

  • член СПЧ Александр Верховский
  • политолог Екатерина Шульман
  • эксперт МХГ Илья Шаблинский
  • представители правозащитных организаций Александра Крыленкова и Ирина Сергеева
  • исполнительный директор МХГ Светлана Астраханцева

 

Общая информация о ходе акции

23 января в Москве проходила массовая акция "Свободу Навальному". Акция проходила без официального уведомления и согласования с властями. Ранее поданная заявка Либертарианской партии на согласование митинга 31 января численностью до 10000 человек была отклонена мэрией Москвы в связи с ограничением на проведение публичных мероприятий до окончания пандемии. Из этого следовала невозможность согласования какого-либо массового мероприятия до отмены ограничений.

Участники акции имели мирные намерения, а сама акция преимущественно носила ненасильственный характер. Сотрудники силовых ведомств использовали конфронтационные тактики, шли на прямое физическое столкновение с протестующими, прибегали к избыточной силе и жестким задержаниям, носящим чаще всего произвольный характер.

По данным правозащитного проекта "ОВД-Инфо", в Москве задержано 1546 человек. Представители ГУ МВД России по г. Москва сообщали, что всего в акции приняли участие 4000 человек. Фото, видеосвидетельства и многочисленные показания очевидцев говорят о том, что в действительности на акцию вышло гораздо больше людей. Общие оценки количества участников в СМИ и в сообщениях наблюдателей колеблются от 25 тыс. до 40 тыс. человек. При этом надо отметить, что стандартная процедура подсчета числа участников, которую проводит организация "Белый счетчик", 23 января была невозможна из-за несогласованности акции с городскими властями.

Властями очевидным образом заранее предпринимались усилия по минимизации участия граждан в анонсированном протестном мероприятии. За несколько дней до объявленных протестных шествий учащиеся ряда московских вузов стали получать письма от администрации вузов с намеками на проблемы с учебой и возможное отчисление в том случае, если студенты выйдут на акции. Известно о подобных предупреждениях, как минимум, от представителей администрации Российского университета транспорта (МИИТ), Финансового университета, физфака МГУ, Национального исследовательского ядерного университета "МИФИ" и других вузов.

По многим родительским чатам были распространены указания от органов образования, детских омбудсменов и школьных администраций с целью предостеречь детей и подростков от посещения центральных площадей Москвы и других городов 23 января в 14.00.

Силовые структуры также проводили работу на упреждение. Во многих городах страны полиция задержала, а суды отправили под аресты глав местных штабов Навального и известных активистов.

Еще за час до обозначенного времени начала акции [14 часов] в Москве по сообщениям наблюдателей начались превентивные задержания, которые выглядели немотивированными и проводились достаточно жестко, в то время как задерживаемые граждане не оказывали сопротивления. Эти действия силовиков выглядели как превентивное устрашение собирающихся на Пушкинской площади граждан.

Наблюдатели также зафиксировали дополнительные проверки граждан [в т.ч. содержимого сумок], "разъяснительные беседы" на выходе из метро о недопустимости нарушения закона.

Впоследствии основное число задержаний происходило на Трубной и Пушкинской площадях и Цветном бульваре. В числе задержанных оказывались и те, кто не выкрикивал никаких лозунгов, не держал плакатов и не предпринимал каких-либо агрессивных действий по отношению к сотрудникам правоохранительных органов и другим протестующим или прохожим, объектам городской инфраструктуры или имуществу. Со стороны наблюдателей действия в отношении них воспринимались как задержания без достаточных на то оснований. Причины задержания чаще всего не объявлялись и не были понятны задержанным и очевидцам. Наблюдатели не слышали, чтобы людям предлагалось устранить причину задержания.

Сам факт нахождения на акции, в т.ч. не получившей согласования, не является достаточным основанием для задержания, и тем более для применения силы.

Видео и документальные свидетельства показывают, что применение силы полицией, использование спецсредств не всегда было необходимым и пропорциональным ответом на ситуацию. При том, что наблюдатели фиксировали отдельные случаи, когда протестующие пытались оттеснить или выдавить оцепление, со стороны полиции и сотрудников Росгвардии упор делался на конфронтационные тактики и прямое физическое столкновение и в тех случаях, когда в этом не было явной необходимости.

Ряд наблюдателей сообщали, что громкие крики, нецензурная брань, безосновательное и без предупреждения использование резиновых палок - в т.ч. с ударами по голове и ключичной области, вход в толпу малыми группами с выдергиванием людей создавали ощущение непрофессиональных и недисциплинированных действий, либо действий, специально направленных на устрашение и лобовое столкновение с толпой. Подобные тактики усиливают конфронтацию, нагнетают напряжение в толпе, провоцируют ответную агрессию.

Сотрудники подразделений, обеспечивающих охрану общественного порядка во время проведения массовых мероприятий, должны быть обучены грамотно действовать, не эскалируя напряжение и не провоцируя дальнейший конфликт, находясь в окружении массы людей, изначально не настроенной ни на насилие, ни на столкновение. У наблюдателей возникает впечатление, что опция "оставить людей в покое, пока они сами не разойдутся" вообще не рассматривается как тактика поведения полиции во время массового мероприятия. Между тем целью правоохранителей должно быть не рассеивание толпы как таковое, и тем более не выполнение "нормы по задержанным", а охрана общественного порядка и предотвращение возможного ущерба. Если угрозы вандализма или насилия нет, никаких активных действий от полиции вообще не требуется.

Хотя власти, возможно, могут оправдывать разгон основной части демонстрации, опираясь на формальное толкование закона, они в любом случае были обязаны еще до вмешательства попросить участников разойтись. Если принято решение о прекращении акции в принудительном порядке, то должно не менее одного раза прозвучать ясно слышимое и понятное требование разойтись с использованием звукоусиливающей системы, участникам акции должен быть обеспечен разумный и достаточный период времени для того, чтобы они могли разойтись, а также свободный и безопасный маршрут, по которому они могли бы разойтись.

Наблюдатели отмечают, что в районе Пушкинского, Новопушкинского скверов и прилегающих к ним участков Тверской улицы беспрерывно транслировалось предложение "по возможности покинуть незаконное мероприятие", но предупреждения о намерении прекратить акцию в принудительном порядке не прозвучало, выход с собрания в этот момент организован не был, в связи с чем во время зачистки Пушкинского сквера возникла опасная давка и паника среди людей. На Цветном бульваре перед началом вытеснения и задержания людей сообщения о принудительном прекращении акции также не прозвучало. По свидетельству наблюдателей, граждан, которые хотели покинуть Трубную площадь, стоящие в оцеплении полицейские не пропускали к метро или наземным переходам, направляя обратно на Цветной бульвар, где вероятность их задержания увеличивалась. Это свидетельствует о том, что целью здесь было не обеспечить мирный уход граждан, а увеличить число задержанных.

Дополнительные выводы можно также делать по итогам просмотра видео и сообщений СМИ. Наряду с отчетами наблюдателей, их необходимо обсуждать с представителями ведомств, ответственных за обеспечение общественного порядка на массовых публичных мероприятиях с участием Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченного по правам человека в городе Москве, Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, членов Общественных советов при профильных ведомствах и представителей правозащитных организаций.

Важен вопрос и о насилии в отношении полиции. На многочисленных видео, размещенных в сети Интернет, зафиксированы эпизоды, когда отдельные митингующие бьют сотрудников правоохранительных органов, совершают нападение на автомобиль. Эти случаи также должны быть тщательно исследованы, причем в общем контексте действий всех участников события: как правоохранителей, так и гражданских лиц.

К сожалению, мало надежды, что объективное установление фактов и защита общественно значимых интересов в этих эпизодах возможна в рамках уголовного расследования. Анализ доступной статистики приговоров по статье 318 Уголовного кодекса Российской Федерации показывает, что "митинговые" уголовные дела возбуждались с целью устрашения или давления на оппозиционно настроенных граждан, подрывая веру в верховенство права и правосудие.

Нам неизвестно ни об одном уголовном деле за последние десять лет, возбужденном в связи с насилием со стороны представителей правоохранительных органов во время массовых публичных мероприятий. Подобный дисбаланс укрепляет убежденность, с одной стороны, в безнаказанности полицейских и сотрудников Росгвардии, с другой стороны - в заведомой избирательности правоприменения.

 

Обращение с задержанными после собрания

Отдельно стоит отметить обращение с задержанными, условия их содержания и реализацию их права на защиту. Важно помнить, что отношение к задержанным также является показателем положения дел со свободой собраний и верховенством права. Сообщения о случаях жестокого и унижающего обращения, о ненадлежащих условиях содержания поступают в адрес правозащитников и подлежат отдельному расследованию. Им должна быть дана и официальная оценка.

Правозащитниками зафиксированы многочисленные нарушения прав задержанных. Ненадлежащее обращение начиналось еще в автозаках: задержанным не давали выйти в туалет, заставляли несколько часов ждать перед зданиями на холоде.

В числе самых распространенных нарушений: принудительная дактилоскопия (снятие отпечатков пальцев), угрозы уголовными статьями, отсутствие воды и еды, отказ вызвать скорую помощь и многочисленные, почти регулярные случаи недопуска в ОВД защитников и адвокатов под различными предлогами (например, введение "плана "Крепость" при отсутствии какой-либо угрозы штурма отделения полиции) или вообще без объяснений.

Об угрозах за отказ от фотографирования и дачи отпечатков пальцев рассказывали те, кого 23 января привезли в ОВД "Войковское", ОВД "Сокольники", ОВД "Мещанский", ОВД "Измайлово", ОВД "Очаково-Матвеевское".

Многих доставляли в отделения уже избитыми, с острой потребностью в медицинской помощи. Кому-то врачебная помощь потребовалась уже во время пребывания в отделении. Зафиксированы случаи отказа в вызове скорой помощи к задержанным.

На данный момент известно о применении насилия как минимум в 25 ОВД по всей России, в т.ч. и в ОВД Москвы.

Как минимум, в ОМВД "Сокол", "Фили-Давыдково", "Очаково-Матвеевское", "Проспект Вернадского", "Раменки" был введен т.н. "план "Крепость" и адвокатам и защитникам было отказано в доступе к задержанным. При этом опросы, составление протоколов и другие процессуальные действия не приостанавливались.

 

Отчеты наблюдателей

За соблюдением права граждан на свободу собраний на акции 23 января в Москве следили общественные наблюдатели: мониторинговая группа МХГ, Объединенная группа общественного наблюдения (ОГОН), представители "Комитета за гражданские права".

Участники мониторинговой группы МХГ опубликовали следующие отчеты о наблюдении:

  • Александр Верховский, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, директор Информационно-аналитического центра “Сова” - ссылка.
  • Екатерина Шульман, политолог - ссылка

Андрей Бабушкин, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, председатель межрегиональной общественной правозащитной благотворительной организации "Комитет за гражданские права", в своем отчете обратил внимание также на условия содержания задержанных и реализацию их права на защиту.

Выводы, сделанные наблюдателями ОГОН, сводятся к следующему:

1. Собрание носило мирный характер. Все участники реализовывали право на свободу собраний.

2. Действия представителей власти, в том числе МВД и Росгвардии, а также региональных и муниципальных администраций, перед началом мирного собрания нарушают право на свободу мирных собраний, представляя собой запугивание граждан и неправомерное ограничение их свобод.

3. Сотрудники проводили незаконный досмотр личных вещей перед помещением в полицейский автобус.

4. Агрессивные действия полиции провоцировали участников на ответную агрессию.

5. Некоторые действия сотрудников полиции были потенциально опасны и могли создать ситуацию массовой давки, привести к травмам и жертвам.

6. Действия правоохранительных органов создавали препятствия движению в центре города. Уже после завершения основной части митинга полицией были перекрыты все проходы к Тверской улице и Пушкинской площади от улиц Большая и Малая Дмитровка. Также неправомерно был перекрыт выход с Цветного бульвара и Трубной площади, что вынуждало граждан, в том числе случайных прохожих, или рисковать быть задержанными, или переходить проезжую часть в неположенном месте.

7. Сотрудники ОМОН безосновательно проверяли документы, не представляясь и не объясняя причин проверки.

8. Сохранялась анонимность сотрудников правоохранительных органов: нагрудные знаки сотрудников 2-го оперполка ГУВД Москвы не были заметны [возможно, они находились под бронежилетами], служащие Росгвардии не имели индивидуальных опознавательных знаков.

 

Итоговые позиции и рекомендации

Считаем важным заявить следующие позиции и рекомендации, основанные на общепризнанных нормах и стандартах в сфере прав человека и тех обязательствах, которые российские государственные органы и должностные лица несут в соответствии с Конституцией и международными актами. Большая часть этих норм и стандартов обобщена в Руководящих принципах по свободе мирных собраний, составленных БДИПЧ ОБСЕ и Венецианской комиссией Совета Европы, а также в Основных принципах применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка, разработанных в рамках ООН.

 

1. Реформировать законодательство о свободе собраний.

Уголовное и административное законодательство не должно становиться инструментом подавления и ограничения прав, средством политической борьбы и инструментом избирательного запугивания политических оппонентов. Без изменения правовой основы никакое улучшение в сфере свободы собраний не наступит. Ранее МХГ уже описывала предложения правозащитных организаций в этой сфере и вновь призывает законодателей и государственные правозащитные институции вернуться к вопросу о либерализации законодательства о митингах и демонстрациях и формировании культуры свободы собраний без издевательских отказов в согласовании, без чрезмерного и необоснованного насилия, без излишней конфронтации. Возвращение заявительному порядку согласования массового мероприятия его изначального правового смысла поможет устранить сам корень проблемы: возникновение и бытование абсурдной формы "несанкционированного" мирного массового собрания, сам факт которого представляет угрозу и требует специальных насильственных действий со стороны правоохранительных органов.

 

2. Придерживаться установок о защите мирных собраний, следовать обязательствам способствовать их проведению, обеспечивать безопасность их участников.

Мирные собрания - в т.ч. проводимые без уведомления - подлежат защите. На правоохранительных органах и органах исполнительной власти лежат обязательства защищать и способствовать их проведению, даже если оно не получило формального "согласования".

"Мирными" могут считаться все мероприятия, за исключением тех, когда организаторы или участники "имеют намерение причинить вред". Право на свободу мирных собраний обеспечивается для каждого, кто имеет намерение организовать мирную демонстрацию. На право человека организовывать и инициировать мирные публичные мероприятия никак не влияет потенциальная возможность присоединения к демонстрации людей с насильственными намерениями.

Акция не становится "немирной" даже в результате отдельных актов насилия или других наказуемых деяний. В любом случае, правовая ответственность должна носить индивидуальный характер, и деяния, совершенные отдельными лицами в ходе демонстрации, не лишают всех участников акции права на мирные собрания и на защиту от насилия.

 

3. Минимизировать применение силы, выбирать ненасильственные и неконфронтационные тактики взаимодействия с протестующими.

Любое применение силы со стороны полиции и военнослужащих Национальной гвардии должно быть обусловлено обстоятельствами и направлено на достижение конкретной цели [прежде всего - предотвращение опасности для жизни или здоровья людей], а не выступать в качестве средства устрашения или силового подавления воли граждан. Правоохранители должны призывать к законопослушному поведению и применять специальные меры, только если такой призыв оказался безрезультатен, а другие средства неэффективны и не дают каких-либо надежд на достижение намеченного результата.

К числу хороших практик относится предупреждение участников демонстрации, в случае полицейского вмешательства, о том, что им необходимо покинуть данный район, и предоставление им для этого достаточного времени.

Любые меры должны применяться таким образом, чтобы причиненный вред был по возможности минимальным, в частности, не вызывал физических страданий, телесных повреждений и ухудшения состояния здоровья. Если вследствие применения мер силового воздействия человек был ранен, полицейский обязан незамедлительно оказать ему первую помощь, а в случае необходимости обеспечить медицинскую помощь.

 

4. Разбирать администрирование публичных мероприятий, охрану общественного порядка во время массовых акций и эпизоды применения силы, в т.ч. с участием представителей правозащитных институтов, общественных советов, экспертного сообщества.

Важно проводить проверку, анализировать и составлять отчеты, в т.ч. доступные широкой общественности, о любых крупномасштабных или вызывающих претензии операциях по поддержанию порядка на публичных собраниях.

Жалобы на применение силы сотрудниками правоохранительных органов должны должным образом рассматриваться, в случае причинения серьезного вреда здоровью какого‐либо лица в результате действий сотрудников правоохранительных органов должно быть проведено эффективное официальное расследование. Совершенно недопустима ситуация, когда в отношении протестующих возбуждаются уголовные дела по малейшим эпизодам проявления агрессии [в т.ч. неопасной], в то время как на протяжении десяти лет неизвестно ни об одном уголовном деле о непропорциональном применении силы со стороны сотрудников правоохранительных органов, несмотря на очевидные и задокументированные свидетельства.

В случае применения силы с нарушением закона или избыточное применение силы, виновные сотрудники правоохранительных органов должны нести гражданскую и/или уголовную, а также дисциплинарную ответственность, о чем должно публично сообщаться. Сотрудники полиции также должны нести ответственность за бездействие в случае непринятия ими мер для предотвращения чрезмерного применения силы другими сотрудниками полиции. Только так возможно восстановить и поддержать доверие между гражданским обществом и органами правопорядка, которые сейчас воспринимаются гражданами скорее как источник угрозы, чем как институт защиты своих прав.

 

5. Одной из ключевых мер по минимизации безнаказанности должна стать четкая, понятная и заметная издалека индивидуальная идентификация сотрудников, задействованных в охране общественного порядка.

Существует простое решение этой проблемы, которое уже используют полиции других стран. На форме или шлеме каждого полицейского крупным светлым шрифтом должен быть нанесен его/ее личный номер. Надпись должна быть достаточно большой, чтобы на видео или фото ее всегда можно было различить. Это не нарушает прав полицейских и позволяет соблюсти закон: оперативно выяснить, кто из полицейских превышает свои полномочия.

В нашем понимании, те же требования должны относиться к сотрудникам Росгвардии, так как на митингах они, по сути, выполняют функцию полицейских, а значит, запрет на анонимность должен распространяться и на них.

Дополнительно необходимо ввести и поддерживать разделение функций между сотрудниками полиции и сотрудниками Росгвардии: задержание и препровождение граждан в отделения полиции должно осуществляться сотрудниками МВД, тогда как к задачам Росгвардии может относится, при необходимости, только оцепление объектов, перекрытие улиц или проходов. Для непосредственного взаимодействия с гражданами, тем более для осуществления такой правовой процедуры, как задержание, у них нет ни соответствующей подготовки, ни навыков, ни необходимой юридической грамотности.

 

Мы приглашаем представителей государственных институций, в чьи задачи входит защита и продвижение прав человека, к обсуждению и доработке совместных рекомендаций по обеспечению реализации права граждан на свободу собраний. В качестве отправного документа обращаем внимание на резолютивную часть Доклада Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека по вопросам, связанным с соблюдением конституционных прав граждан при проведении публичных мероприятий в Российской Федерации от 2017 года.

Григорий Мельконьянц

Альберт Сперанский

МХГ в социальных сетях

  •  
Россияне имеют законное право на мирные акции протеста. НЕТ! насилию и судебному произволу
Немедленно освободить Алексея Навального
Против поправок о просветительской деятельности
SOS! Ликвидируют единственный офис Комитета за гражданские права
Против поправок в закон о митингах
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.