Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Юристы подготовили пакет поправок к законам "О полиции" и "О страже"

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Группа известных российских юристов во главе с членом МХГ адвокатом Юрием Костановым разработала пакет поправок к КоАП, УПК, а также законам «О полиции» и «О страже». Авторы называют свой проект «ответом на зимние массовые задержания и последние изменения законодательства». Среди прочего они предлагают прописать в законе право гражданина пользоваться юридической помощью «с момента фактического задержания». Также авторы предлагают уточнить перечень поводов для экстренных обысков и время суток для проведения следственных действий. Об этом сообщает «Коммерсантъ».

Пакет поправок направлен главам парламентских фракций Госдумы, руководителям МВД, Минюста, в Совет при президенте РФ по правам человека (СПЧ), Федеральную палату адвокатов РФ, уполномоченному по правам человека в России Татьяне Москальковой и в региональные адвокатские палаты. К 15 июня юристы ждут отзывы на свои проекты и надеются, что депутаты Госдумы сначала создадут совместно с авторами рабочую группу, а затем проявят инициативу по внесению пакета в парламент.

Пакет поправок к КоАП, УПК, федеральным законам «О страже» и «О полиции» был подготовлен в конце мая группой юристов во главе с адвокатом Юрием Костановым (член Московской Хельсинкской группы, бывший сотрудник центрального аппарата прокуратуры СССР, в 1989–1993 годах — начальник управления юстиции Москвы, советник Федеральной палаты адвокатов РФ). Его соавторами стали члены МХГ – федеральный судья в отставке Сергей Пашин и глава Независимого экспертно-правового совета, член СПЧ Мара Полякова, а также судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова, адвокаты Александр Пиховкин, Анастасия Костанова, Юрий Ларин, Мария Серновец, Анна Паничева. В преамбуле к поправкам авторы подчеркивают: в России очевидна «незащищенность прав и свобод человека и гражданина», а значит, «необходимо принять неотложные меры». Объединение четырех законопроектов в один пакет произошло из-за того, что все поправки так или иначе коснулись приведения законодательства в соответствие Конституции, пояснил Александр Пиховкин.

Юрий Костанов отметил, что разработал часть проектов еще в 2019 году, когда входил в состав СПЧ и готовился доложить о них президенту, однако «был внезапно исключен из состава совета» (в ноябре 2020 года за месяц до ежегодной встречи президента и членов СПЧ). Проекты действительно обсуждались в СПЧ и были поддержаны юристами, журналистами и правозащитниками из состава совета, но на общее голосование инициативы не выносили по решению главы совета, рассказала Тамара Морщакова (ранее она была членом СПЧ и возглавляла комиссию по гражданскому участию в правовой реформе).

Впрочем, теперь доработанные проекты стали «фактическим ответом на зимние массовые задержания и последние изменения законодательства», рассказал Юрий Костанов.

Напомним, в канун Нового года Госдума стихийно приняла шесть законов, некоторые из них, как, например, изменение ст. 267 УК РФ — принимались без мотивированного обоснования, вопреки п. «а» ч. 1 ст. 105 Регламента Государственной думы, на что обращал внимание Верховный суд в критическом отзыве на закон. Адвокатское сообщество раскритиковало принятые поправки за ограничение свободы собраний, работы СМИ и НКО. В январе 2021 года в 125 городах России прошли несогласованные акции протеста в поддержку Алексея Навального, по итогам которых ОВД-Инфо сообщало об 11 тыс. задержанных.

Поправки к КоАП. Моментальное право на адвоката

Первым проектом «пакета Костанова» идут поправки к Кодексу об административных правонарушениях (ст. 25.5, 25.1, 27.3 и 27.4.). «Общество сталкивается с нарушениями сотрудниками правоохранительных органов национальных и общепринятых международных норм, гарантирующих защиту прав граждан,— говорится в пояснительной записке.— Особенно остро это проявляется в ограничении права задержанных граждан на защиту». Авторы объясняют, что привлекаемый к административной ответственности человек сегодня может рассчитывать на защиту адвоката только после доставления в отдел полиции, что противоречит ст. 48 Конституции. Она закрепляет право каждого гражданина России на адвоката «с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения».

Однако между задержанием и предоставлением защиты обычно проходит несколько часов, и все это время «человек беззащитен», ни родственники, ни адвокаты не знают, что с ним, пояснил адвокат Александр Пиховкин и подчеркнул: «Это очевидный пробел в законе».

Юрий Костанов рассказал, что, несмотря на нормы, закрепленные в ст. 48 Конституции, адвокаты по-прежнему часами не могут добиться допуска к задержанным, пояснил адвокат: «Теперь после задержаний вводят планы "Крепость", что вообще немыслимо, защитники пытаются попасть к заключенным часами, хотя вообще-то они не террористы, чтобы от них держать оборону». Здесь имеется в виду алгоритм действий полиции при вооруженном нападении на ОВД, разработанный на Северном Кавказе несколько лет назад и названный «план "Крепость"». Его объявляет внутренним распоряжением начальник отделения, после чего личный состав сразу получает боевое оружие и никого не впускает в здание ОВД.

В последние годы «Крепость» постоянно объявляют во время разгона несогласованных протестов в Москве и Санкт-Петербурге. Судья КС России в отставке Тамара Морщакова подчеркнула, что вопрос допуска защитника к задержанным в 2021 году стоит особенно остро, так как «задержания носят массовый характер». Напомним, представители ФПА в феврале жаловались министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву. 28 мая впервые в России суд признал «Крепость» незаконным основанием для недопуска адвоката к административно задержанным. На ОВД «Даниловский» в Симоновский суд Москвы жаловалась лауреат премии МХГ адвокат Мария Эйсмонт — в 2020 году ее не пускали к доверителям во время протестов по поводу поправок в Конституцию.

Предлагаемая поправка к КоАП подразумевает, что задержанные по обвинениям в административных правонарушениях смогут получать защиту еще до помещения в «Крепость».

Другая поправка к Кодексу предлагает уточнить и критерии задержания, ограничив их «действительно исключительными случаями». Сегодня закон говорит, что административное задержание может быть применено «в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении». «На деле мы видим, что правоохранитель склонен рассматривать едва ли не каждый случай как исключительный»,— рассказал Пиховкин. По его мнению, задержания фактически стали самостоятельным наказанием, если учитывать условия в автозаках и ОВД, а также многие часы, а иногда и дни в СИЗО в ожидании суда. Поэтому авторы законопроекта предлагают прописать перечень исключительных случаев: когда требуется установление личности (если человек не имеет постоянного места жительства), когда он находится в состоянии опьянения, совершил или угрожает совершить насилие по отношению к другим людям. Остальные случаи, следует из проекта закона, являются безосновательными.

Принятие проекта, следует из пояснительной записки, снизит репутационные риски для Российской Федерации «при рассмотрении жалоб на нарушение прав российских граждан в национальных и международных судах». Отметим, что многие правозащитники и адвокаты ранее неоднократно заявляли, что снижение количества административных задержаний (при соблюдении критерия «исключительности») снизило бы затраты бюджета на работу силовиков, судов и выплаты по решениям ЕСПЧ.

Поправки к УПК. «Отступление от Конституции может быть обосновано»

Вторым проектом идет совершенствование УПК (ст. 12, 19, 165, 401.10, 401.15, 401.17 УПК РФ). Главным образом авторы предлагают ограничить доступ полиции в дома подозреваемых без разрешения суда. Сейчас такой доступ возможен в исключительных случаях, но зачастую, по мнению юристов, «процессуально не оправдан». «Круг исключительных случаев законом не ограничен, а призванная его уточнить формулировка также носит неопределенный характер,— сказано в пояснительной записке к проекту.

Не ограничено время суток, в течение которого возможно проведение этих следственных действий. Это приводит к нарушениям конституционного права граждан на неприкосновенность жилища без достаточных к тому оснований.

Нередко обыски в жилищах граждан производятся по ночам без всякой необходимости, исключительно с целью оказать психологическое давление на лицо, у которого (или у близких родственников которого) производится обыск».

Александр Пиховкин согласен, что «отступление от конституционного права может быть обоснованным», если речь идет о безопасности и здоровье людей. Поправки как раз предлагают перечень таких отступлений: «Например, когда в жилище укрывается подозреваемый или обвиняемый в совершении тяжкого преступления, сопряженного с причинением смерти либо вреда здоровью людей или с реальной угрозой причинения такого вреда».

Также авторы законопроекта предлагают ликвидировать немотивированные отказы судов в удовлетворении жалоб и ходатайств. Александр Пиховкин уверяет, что суды игнорируют многие доводы жалоб защиты, однако адвокаты узнают об этом только из судебных решений, а в процессе «доказывают (обоснованность жалобы) сами себе». Немотивированный отказ исследовать ходатайство должен, по мнению юристов, стать основанием для отмены решения суда в принципе.

Другая поправка касается устранения «перекоса» УПК в сторону обвинения. Сегодня закон признает «доказательством» сведения, которые получают следователь, дознаватель, прокурор или суд. «Сведения, собранные защитой, для признания их доказательствами должны быть представлены следователю, суду или дознавателю с соответствующим ходатайством, и уже сторона обвинения или суд решат, будут ли эти сведения приобщены к делу в качестве доказательств»,— объяснил Пиховкин. После этого, уже на этапе судебного разбирательства, адвокат не может представлять суду какие-либо доказательства, а только участвовать в исследовании приобщенных ранее материалов.

По мнению Юрия Костанова, весь Уголовно-процессуальный кодекс нуждается в реформировании, потому на этапе разработки законопроекта авторы некоторое время спорили, что следует менять в первую очередь. «В итоге остановились на "горячих точках", которые, как в случае с КоАП, необходимо было проработать много лет назад»,— сказал он. На первый взгляд может показаться, что предлагаемые поправки к УПК касаются только узкого круга лиц — адвокатов по уголовным процессам, однако от них напрямую зависят как уже осужденные, так и еще только обвиняемые люди, отметил Александр Пиховкин.

Поправки к ФЗ «О полиции». Силовикам полагается судебный разбор

Третьим законопроектом авторы отчасти дублируют уже поднятый вопрос — проникновение полицейских в жилище без санкции суда. Его допускают формулировки действующего закона «О полиции» (ст. 15) — слишком размытые, по мнению юристов. Неприкосновенность жилища — право каждого гражданина России, закрепленное в ст. 25 Конституции, которая гласит, что «никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения». «Круг таких случаев закон не ограничивает»,— подчеркивается в пояснении к предлагаемым поправкам.

«Случаи должны быть неотложными, но на практике трактовка этого перечня и понимание неотложности допускают проникновение всегда, по любому поводу, в любое время дня и ночи. Основания для такого проникновения часто ничтожны,— пояснил Александр Пиховкин.— Мы предлагаем ограничиться, например, необходимостью задержания подозреваемых и обвиняемых в тяжких и особо тяжких преступлениях для пресечения и предупреждения таких преступлений». Также в перечень должны войти пункты о «спасении жизни граждан» и «установлении обстоятельств несчастного случая».

Если полиция посетила жилище в отсутствие собственника, она обязана уведомить его в течение 24 часов. В этом пункте юристы предлагают дополнить закон уведомлением непосредственно жильцов, а не только владельцев недвижимости.

В пояснении к проекту они уточняют: «Там могут проживать люди без гражданства, чьи права тоже должны быть защищены».

Также авторы предлагают ввести обязательный судебный разбор, который должен следовать за проникновением в жилище без предварительной санкции суда. Авторы указывают, что сейчас законность проникновения проверяет вышестоящее руководство МВД, которое «склонно укрывать нарушения». «Сейчас полиция не обязана ставить суд в известность (постфактум), чтобы тот проверил законность обыска, то есть люди, которые ходят по улицам, обвешанные автоматами и бронежилетами, могут фактически делать что угодно. Это произвол»,— возмущен Юрий Костанов. Предполагается, что суд, признавая действия полицейских незаконными, должен будет назначить и наказание — не только тем, кто проник в жилище, но и руководству полицейского подразделения.

Поправки к ФЗ «О страже». «Сейчас это профанация»

Изменения в ФЗ «О страже» авторы проекта объясняют «возросшим объемом уголовных дел», что «затягивает сроки ознакомления обвиняемых с материалами и существенно ограничивает их права». Юрий Костанов пояснил, что уголовные дела нередко насчитывают десятки или даже сотни томов, каждый из которых содержит «около трехсот листов»,— но суды «устанавливают сокращенные сроки для ознакомления». Заключенный при этом может пользоваться только ручкой и бумагой. Его адвокат может использовать копировальную технику, но отдельно от доверителя.

«Адвокатское сообщество и заключенные десятки лет стонут из-за невозможности должным образом изучать дела»,— подчеркнул Костанов. «Ознакомление чаще представляет собой профанацию»,— подтвердила Тамара Морщакова.

В пояснении к проекту изменений авторы подчеркивают: «Правила, установленные действующим законом, привели к тому, что следователи и защитники лишены возможности вручить обвиняемому для изучения в свободное время электронные носители, содержащие тексты постановлений о привлечении в качестве обвиняемых по объемным и многоэпизодным делам, заключений судебных экспертиз — бухгалтерских, экономических, строительно-технических и пр., тем более не могут передать им тома уголовного дела». Потому одна из поправок к закону «О страже» разрешает адвокатам проносить в СИЗО «технические средства связи», а также фото- и видеоаппаратуру. Морщакова указала, что эта поправка идейно несовместима с уже принятым законом о запрете адвокатам проносить в колонии мобильные телефоны.

Напомним, закон, призванный, по мнению авторов (группа депутатов от «Единой России») «бороться с тюремными колл-центрами и коррупцией», запрещает проносить в колонии фото- и видеоаппаратуру. Соавтор поправок Анатолий Выборный указывал, что они, в частности, помогут побороть «нечистоплотных» адвокатов, которые могут записывать беседу втайне от своих же подзащитных. Закон был внесен в Госдуму 5 мая и принят ровно через три недели без учета отзывов ФПА и НКО. И члены палаты, и правозащитники критиковали закон, подчеркивая, что не смогут теперь зафиксировать следы пыток заключенных.

На фоне депутатского закона для колоний у проекта юристов для СИЗО «меньше шансов пройти», отметила Тамара Морщакова.

Она назвала изменения в законе депутатов «недопустимыми» и предположила, впрочем, что «на его фоне обществу будет ясно, где правда».

Другим пунктом к проекту юристов стоит отмена цензуры переписки между адвокатами и подзащитными. Сегодня переписка «производится через администрацию места содержания под стражей и подлежит цензуре администрацией или лицом, в чьем производстве находится уголовное дело»,— сказано в пояснении к проекту. На практике это означает запрет передавать друг другу жалобы и ходатайства, утверждают авторы и указывают, что такая цензура «обессмысливает» закон «О страже» (регламентирует, что сотрудник администрации колонии может их видеть, но не слышать).

Предлагаемые изменения — это попытка отменить систему исполнения наказания, сложившуюся со времен ГУЛАГа, пояснил Александр Пиховкин: «Причем для людей юридически невиновных — в отношении которых еще нет приговора, вступившего в силу».

Авторы поправок рассказали, что 2, 3 и 4 июня направили их руководителям МВД, Минюста, СПЧ и ФПА, а также уполномоченному по правам человека в России Татьяне Москальковой и в региональные адвокатские палаты. Кроме того, документы направили депутатам Госдумы Павлу Крашенинникову (ЕР), Юрию Синельщикову (КПРФ), Михаилу Емельянову (СР), Геннадию Зюганову (КПРФ) и Сергею Миронову (СР).

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.